Навигация

Как все начиналось. Мои первые походы в горном Крыму

Как начинались мои первые походы по Крыму

Далеко–недавно, а было это в середине 70-х годов уже прошлого века, в зимние дни января, мы с Серёгой пошли в горы Крыма. Но прежде он спросил - Ты был там? Я ответил, что нет. - Ну что, тогда пошли? - Да, потопали. И это был мой самый первый горный поход по Крыму в жизни. Снаряга была самой простой. Старый станочный Ермак, ватный спальник "смерть туристу", обычная тёплая городская куртка, простые штаны и моя гордость, новые вибрамы - горные башмаки, купленные в магазине.  Горный Крым...  Всё, что я увидел и почувствовал там, на горе Чатыр-даг, стало моим навсегда и осталось со мной на всю оставшуюся... Искрящийся на солнце снег яйлы, первые подъёмы, и горы…              

Они были первые и поэтому самые трудные, мучительно трудные и, тем не менее, счастливые, эти первые подъёмы… Этот глубокий снег яйлы и искрящийся инеем воздух солнечного дня, эта чудесная прозрачность далей и заледенелая железяка триангулятора, означающая вершину, и великолепный горный мир Крыма, раскинувшийся у моих ног, который и стал в дальнейшем моим вторым домом, на всю оставшуюся...

И был ещё всегда смеющийся Серёга, смотрящий на меня, пацана, чайника, глядящего на всю эту беспредельность, выпученными от дикого восторга глазами)). И было тепло пастушьего домика и терпкий чай из сухих, торчавших из снега цветов  зверобоя  и, пронзительно голубые  глаза продвинутого незнакомца и его книги о сущем, и неспешные разговоры у потрескивающей дровами, небольшой, уютной печки. И осознание чистоты, еще не понятного мне мира, и  никуданехочуотсюдауходить спуска по Ишачке, и, весёлый, добродушный смех над проезжающими мимо картинами Босха в окнах троллейбусов.

А потом был городской турклуб и набитые до отказа, весело гомонящей толпой жизнерадостных любителей природы, последние вагоны пятничных вечерних электричек, куда не заглядывали даже контролеры, и везущие нас к уже навсегда ставшими родными горам.

Мы расходились кто куда, в эти дивные горные миры. Кто на скальные маршруты, кто постигал неизведанную тайну пещер, а кто совершал восхождения на ещё не покорённые вершины. Возвращаясь из походов, мы делились своими впечатлениями, опять же, в тех же последних вагонах уже воскресной электрички, самого дешевого и удобного для нас, вида транспорта. Пользователи лесов и гор - народы неприхотливые. ))

И были еще горы Кавказа…

Горы Кавказа...

Встречал он нас сдержанно-приветливо, гостеприимно…

Горы Чечни напоминали Крымские. Сторожевые башни древней Цойпеды, удивили множеством выбеленных добела черепов, разбросанных по всей небольшой площади крепости – города мертвых. Поразила и гладкая, без видимых зацепов, знаменитая, крутая скала легендарного Шамиля, преодолев которую в полном вооружении, воин принимался в его армию. Чудесны были и глубокие ущелья Аргуна и форель горных рек и советы тамошних пастухов – «Там палатки не ставьте, наверху медведь алычу ломает, камни пускает». Знаковым был и переход границы из Ингушетии в Грузию. На горном туре перевала весело трепетал на ветру маленький флажок страны прекрасных грузинских вин и песен – Добро пожаловать!

Грузия…  Мы немного не успели, всего на один день, к осеннему празднику урожая – лобе, в маленьком горном селении Шатили, но всё равно, очень прочувствовали на себе гостеприимство тамошних жителей. ))

И были уже перевалы Грузии, снежные, метельные, с топтанием снега под палатку, и символические сто грамм, и гостеприимство жителя горного селения Муцо, постоянно живущего в этом диком и прекрасном горном крае, и его пол-барана, и ведро молока…

kavkaz

И был еще выход за карту. И неизвестность… И осенние, опустевшие на зиму села высокогорья, и вкуснейший овечий сыр из бурдюков мехом вовнутрь, которые забрал МИ-8, увозя нашу маленькую надежду на быстрое возвращение. Мы топали по грузинским горам, покорённые красотой этих мест, общаясь с оседлыми жителями, указывавщими нам дорогу. И местные  один час хода, когда на перевал ишачишь целых полдня, жуя  вместо конфет, чудесные, зубодробильные, сухие, пресные  лепёшки, замешанные на простой муке с базиликом, которые мы находили в старых горных  кошах, в плетёнках, подвешенных к потолкам… И было возвращение-прорыв через наглухо закрытый осенними непогодами перевал, с друзьями грузинами, приютившими нас на время, и переспелые гранаты в рассвете утра, уже по ту сторону гор, в небольшом предгорном селении Пшелави, и автобус до Тбилиси, увозящий нас к родным крымским просторам… и... спасибо этому удивительному миру!

 К сожалению фотки из этого похода потерялись где-то в далёком прошлом…

И был еще один  поход…

Сплав по реке Пшеха Северного Кавказа. Пороги, перекаты, стояки, шиверы и крики командира: «Зацеп, прижим, правый, левый, чалимся…», разведка порогов и, ловля калеченного дикого гуся одним из участников сплава, Николаем, руководившим Симферопольской турбазой "Таврия". Дальнейшее с ним знакомство, и вкуснейшая костровая еда, наркомовские сто грамм, холодная вода осени, и лёд реки в конце похода. Еле ползущие два вагона местной узкоколейки на финише, дружный чих от чёрного перца, насыпанного кем-то из местных на жаркую печку маленькой станции… Есть, что вспонить, верно? ))

Были ещё горы Армении и другие походы, которые до сих пор еще свежи в моей буйной, седой, пацанской  голове. ))

В те, уже далекие 70-е, (стареем, брат!), в народе был очень популярен туризм. По всему пространству  Советского союза, от Камчатки до Карпат, от Хибин до Кавказа и Крыма, от Алтая, Памира до Урала, было проложено множество различных маршрутов  различных категорий сложности. Так же были проложены маршруты пеших походов и по горам  Крыма.

И народ ходил. И ещё как! Работники умственного труда  увлекались  альпинизмом, сплавами по рекам. Среди этой братии  часто  встречались кандидаты наук, доценты кафедр, профессора, писатели и просто творческие люди. В других, не менее интересных категориях — спелео, горный туризм, пешеходный, конный, скальный, вело, — встречались люди всяких всевозможных профессий и всё те же творческие народы. В больших и маленьких городах нашей необъятной страны, на производствах, в институтах и техникумах создавались туристические клубы, секции, откуда народы уходили в категорийные, спортивные походы или просто в походы выходного дня!

 

Параллельно с туристическими клубами получил развитие, так называемый, плановый пешеходный туризм.

Наряду с альплагерями строились различные туристические базы для плановиков, т. е. для людей,  приезжающих на маршруты по путевкам. На этих турбазах были как бы две категории путевочников.  Первые это «матрасники" (автобусные зкскурсионные маршруты), а вторые – пешеходники  (чайники), то есть начинающие, для которых и были разработаны, оборудованы и промаркированы самые разные маршруты походов на всех просторах  Советского союза. Ваш покорный слуга немного участвовал в этом благородном деле, так как нитки основных маршрутов были проложены ещё тогда, когда он под стол пешком ходил. И проходили они по самым красивым местам нашей родины.

Пешеходный туризм в Крыму

 Турбаза «Таврия», Симферополь, 1983 год. 

Походы по Крыму интересны тем, что в этих  горных путешествиях встречаются самые необычные люди на свете, это чайники ))! Так принято называть начинающих, неподготовленных туристов. Почему чайники? Я отвечу, встретившись с вами  в горах Крыма.

В прошлом для чайников (начинающих) и для бывалых (продвинутых) туристов, государством предоставлялись очень дешёвые путёвки на так называемые плановые маршруты походов (работали  профсоюзы). 21-24 дня в Крыму - путёвка стоила 33 рубля советскими! Десять дней похода, а остальные дни - тёплое, ласковое море, автобусные экскурсии по достопримечательностям Крыма, дегустация крымских вин, и абсолютное нечегонеделание! «Господа! А не испить ли нам лёгких, домашних, сухих, виноградных….» - раздавалось на всех пространствах Южного Берега Крыма! Впрочем, на сегодняшний день, мало что изменилось в этом плане…. Хотя «сие действо пользительно в разумных пределах» – говаривают люди медицинских профессий и по сей день.

В одном из походов на Кавказ я познакомился с одним очень интересным и своеобразным  человеком. Он был вполне славянин, горник, восходитель, ума палата, феномен памяти, автор двух книг «Перевалы горного Крыма» и просто замечательный человек - Николай Викторович Закалдаев, оказавшийся чуть ли не директором Симферопольской турбазы «Таврия», который и пригласил  меня поработать инструктором-проводником в горах Крыма.

Николай Виторович Закалдаев - наставник в походах Крыма

Николай Викторович был неплохим учителем и рассказчиком, память его была феноменальна. Однажды, в начале моей работы на "Таврии" некому было вести группу 22 всесоюзного маршрута. И он предложил мне провести ее, прекрасно  зная, что я ни разу не ходил по этому маршруту (в его жизни элемент авантюры всегда присутствовал). Нарисовав мне по памяти кроки (визуальные ориентиры, схема маршрута похода) цветными карандашами, выпроводил меня из кабинета с пожеланиями легкой тропы. У меня до сих пор хранятся эти листочки из школьной тетради, схема этого маршрута. Поход прошел на ура, я ни разу не сбился с нитки маршрута, насколько точно были обазначены километраж и ориентиры, и мы все успешно финишировали в Ялте.

Недавно Николая Викторовича Закалдаева не стало. Память ему и уважение.

Походы по Крыму… Все эти годы я только этим и занимаюсь. Паутинка, нитка, канат, намертво привязали меня к этому чудесному полуострову.  «И все это во мне… и все это моё...» - эту цитату из книги «Война и мир» Толстого можно запросто применить и к нашей профессии. «Хочу, могу, люблю» - говаривал мой дружбан Жора Следников, он же Африка, один из членов несравненного инструкторского братства турбазы «Таврия». С ним, как и с другими друзьями - Пеликаном, Кэпом,  Женькой Какирцевым,  Завьялом,  Балдей Балдеичем, Гошей Сорокиным, Антошкой, Толиком Харченко, Вовкой Федоровским, Филипком, Семёнычем, Гапоном, Ермаком, Володей Лановенко, Самбориком, Штирлицем, я провёл много времени в походах, общаясь с народами всего Советского союза!Славные пацаны… Респект им и уважуха!

Выпускающих, основных,  турбаз в походы по Крыму было несколько: «Таврия» – г.Симферополь,  «Привал» - г.Бахчисарай,  турбаза «Ангарский перевал» и турбаза «Орлиный залёт» в селе Соколиное. Это были турбазы, куда съезжался весёлый, неповторимый народ, и откуда разномастное, чудесное туристическое племя расходилось в пешие походы по Крыму.

Маршруты походов по Крыму были проложены по самым интересным местам крымских гор. Тропы маршрутов были промаркированы и оборудованы, так что заблудиться и пропасть без вести было очень трудно, хотя это иногда и случалось. Но слаженная, дружная  команда спецов из Контрольно Спасательной Службы Крыма всегда приходила на помощь потерявшимся народам. Мы, инструктора, иногда принимали участие в поисковых работах.

По всем ниткам маршрутов, горных походов по Крыму, были оборудованны стоянки - туристические приюты.

Турстоянки прошлого походного Крыма

Стоит ли говорить о том, что все стоянки  были привязаны к воде. С давних времен вода в Крыму была драгоценностью. Каждый родник был ухожен и каптирован. За ними следили, чистили и ухаживали. И вот, возле этих капташей  и находились приюты.

На стоянках, а командовали там коменданты, самые главные челы приютов, (про этих необычных людей, которые жили в лесах Крыма все лето, можно рассказать множество всяких веселых историй, о чем мы вам и поведаем в дальнейшем),  находились большие семиместные каркасные палатки (по военному образцу), куда при желании могло вместиться 20 человек, а это, как правило, обычный состав группы в те времена, и где можно было провести серый, дождливый  вечер, при свечах (с фонарями в те времена было туговато) в тесной и уютной компании. Влезали даже гости, ибо на стоянках находилось две или три группы - нитки маршрутов пересекались или шли некоторе время паралельно, (представляете, сколько ходило счастливого народу в походы по горам Крыма!). И как все эти народы у костра, в погожий вечер, проникались бардовскими песнопениями. А как пели! Дружненько так, в 40 - 60 глоток романтики!

Туристические встречи в походах по Крыму

Помимо палаток, в которых были деревянные настилы, матрасы, спальники, одеяла и подушки (внутренняя часть палатки завешивалась ситцевым подпалатником со всякими цветочками и спать было довольно комфортно, если только они не намокали насквозь... брезент знаете ли), на стоянках размещались столовая (под навесом), печки с обычными вьюшками, по три на группу и которые топились дровами, собранными в лесу. Душ с родниковой водой, брррр, кто первый приходил, купался в тёплой воде, нагретой солнцем... остальные... по Порфирию Иванову. )) Всякие деревянные туалеты в кустах, волейбольные площадки - основной вид отдыха на стоянках  (играли команда на команду из разных групп на сгущёнку и всякие вкусности или просто в азарт. Теннисные столы, на которых к концу лета играть было просто невозможно, распухали от влаги, бадминтон, шахматы  и  другие игры... Чуть позже появились всякие игры типа "Монополька",  "Крокодил", в которые можно было играть  всем миром. А уже потом, спустя временной провал перестроечного периода, появились "Да-нетки", "Два детектива", "Контакты" и другие игры, с помощью которых, у вечернего костра, нескучно проводило и проводит  время  весёлое туристическое племя!

P.S. Фотоальбом из того несравненного времени нашего пребывания на планете смотрите ЗДЕСЬ.  Увы немного, ох немного фоток осталось о тех славных днях нашей молодости. И что? Ведь было же!!! И как было!!! ))

 

О друзьях инструкторах: Мой друг Гоша Сорокин

Его стать была худощава, (не то слово) жилиста и крепка. Несмотря на его долгую и, местами, очень здорово битую жизнь, Гошка никогда не превращал свои никчемы жизни в доминанту. Он был одним из последних романтиков своего времени, времени молодого, в каждой квартире висящего на стенах Хэма, весёлого, раздолбайского диссидентства шестидесятников (кухни, кофе, сигареты и бесконечные разговоры о всяком), первых верёвочных узлов и обычных брезентовых рюкзаков (если владел «абалаковским» чувалом, это было круто – в те времена эти брезентовые мешки на лямках были, в некотором роде, дефицитом), первых походов и первых поцелуев.

Гоша - инструктор походов по Крыму

Гошка был ходячим, несмотря на его худобу, огромным мешком всяческих идей. Из него лилось, по нескольку раз в день, такое, что мы все либо диву давались, либо ухахатывались по полной. Но самое интересное что, несмотря на все его старания сделать, вновь влезшее в голову и получить желаемое, ни к чему хорошему не приводили. Не в пример его друзьям. Оные, сделав выводы на основе Гошкиных выдачей, организовались и сейчас ходят в сьютах и гаврилах, то бишь, в костюмах и галстуках, заправляя своими различными, материально конкретными бизнесами. Это был его, продолжавшийся бесконечно долго, по его планиде, совершенно конкретный нонсенс! Гошка был просто неспособен на это. И это стало его огромным плюсищем. Ему, по большому счёту, это было не нужно. Бабочка однодневка, но какая!!! Неувядающий столбняк позитива и дружелюбия. Неизменная борода – дань всему своему – бритва, какая бритва! За очками, голубо-серые, в лучиках морщин и кустистых бровей, смешливо-добрые глаза. Вечно слегка разгильдяйский, но по теме, прикид. Когда смеялся – слышно было отовсюду.  Гоша. Из бывших стиляг. Умница. Книгочей. Реставратор (14 лет белокаменных монастырей Коломны) и отличный инструктор. Низкий баритональный, с хрипотой, голос интересного собеседника и хорошего рассказчика (умел гнать по полной), привлекал и заставлял быть с ним вместе. Когда пел, а пел как мог, со слухом было не всё в порядке, сам всегда смеялся, но три аккорда всегда гордо, и пели все!!! Чудесный анекдотчик (любимая тема – анекдоты Гошиной мамы), вечно худющий, прямая кишка, сколько б ни ел, все куда-то, бессребреник и просто добрейший  ко всему миру человечище! А как вёл группу по маршруту – закачаешься!!! ))

Поход по Крыму в районе горы Демерджи

У каждого человека есть своё, не совсем нам нравившееся или понятное. Но зачем ненужное? Зёрна от плевел…  Только о хорошем! Жизнелюбитель. Вот его слово!   

Инструктора в походах по Крыму. Олег и Гошка!

Я ведь к чему всё это? Просто вспомнил и сел за кнопки. Передать своё захотелось. Свято место пусто не бывает. Мы заполняем пространство нашего внутреннего различными сопереживаниями настоящего и прошлого. И приходит оно по-разному, внезапно, иногда во сне, и ты просыпаешься и куришь ночью на кухне, и вспоминаешь, и снова переживаешь, и живёшь там, в далёком прошедшем, и не спишь, встречая мутный рассвет и тишину дома и думаешь, думаешь, думаешь, что всё так надо, и ничего бы этого не было, если бы не было, и мы не зря, и всё это есть чудесное, льющееся через край, наше, родное и близкое, и боль потери, и дикое, до крика, неизбывное сожаление ухода друга.

«Друзья уходят как то невзначай,

Друзья уходят в прошлое как память,

А мы смеёмся с новыми друзьями,

О старых вспоминая по ночам…»

И чтоб не забывали!!!  Хорошего человека должно быть много и надолго, долго….

*        *        *

Знакомство с Гошей, проще не бывает, произошло на нашей турбазе «Таврия», в далеком 84-м году Советского союза, где мы и пребывали вместе, долгие и счастливые годы.

Гоша Сорокин - инструктор в походах по Крыму

Гошка сидел на площадке, перед инструкторской, где собирались группы в походы. Немного зачуханый вид, немного с бодуна, но как-то располагающий к себе.

   - Олег

   - Гоша 

Рукопожатие… и на долгие годы, чудесное, человеческое.

Много лет мы дружбанили и уходили в маршруты на все лето. В межсезонье – инструкторские походы, лазали где попало, искали и находили новые тропы, жили, сорились, мирились, читали, пили, слушали звуки и опять уходили  в незнакомое, работая на висячках или же кто как – стройки и пр. (инструкторская планида только летом).  И были, были, были…

Гошка - инструктор пешеходного туризма Крыма

И вот, в процессе наших постоянных взаимодействий  (мы же в Крыму) не только с Гошей, но и с другими пацанами и девчонками, инструкторами нашей расчудесной «Таврии», на маршрутах, в горах, с нами и с туристами случались разнообразнейшие  истории. Были смешные и не очень, правдивые и опять же… и…. и о которых я и поведаю вам в дальнейшем, на нашем сайте походов по Крыму (а кто же  ещё).

В походах по Крыму - Гоша, повар, инструктор, друг и великолепный рассказчик!

Пешие походы по Крыму. На турстоянке Маски. Гоша, девчонки и Олег. ))

Гоша в судействе турсоревнований в Крыму

А вот и первый рассказ - читаем здесь ))

 

Немного о....

Оно пришло не сразу... это всеобъемлющее ощущение сопереживания окружающего мира.

В процессе походов и просто прогулок в горы, когда тело и голова, да и моё внутреннее, начали воспринимать горный мир и природу вообще, спокойно и уверенно, я стал замечать нечто, что бывает практически со всеми людьми, в большей или меньшей степени, где бы то ни было...

После перестройки, когда появилась возможность читать всяко разные книги духовного плана, я наткнулся на Кастанеду. И что интересно, все или почти все, что было написано в книге мне было как бы знакомо и узнаваемо. То есть не все конечно, но некоторые аспекты, предложенные доном Хуаном Кастанеде, мною уже практиковались в походах или просто в прогулках по горам.

Интуитивно и в общении с более продвинутыми в области духовного, людьми (а они были всегда для меня интересны, тянуло к ним... общение и их книги, которые в те давние времена было трудно достать, перепечатки и прочее...  что мы и кто мы?  и зачем всё это?..  и это было здорово!), я приобрёл нечто.

Иногда мне кажется, что в те времена эти люди были более искренними, нежели новое поколение всезнающих.

Так вот, в процессе познания, скорее интуитивного, нежели осознанного, пришло некое ощущение сопереживания мира.  Движение... Боже, я был счастлив, когда это пришло ко мне. Неожиданно, исподволь  тело начинало двигаться как бы в ритме планеты - плавно и спокойно, без напряжения. Появлялась кошачья мягкость и легкость  движения. Глаза видели всё, что происходило вокруг. Тяжесть рюкзака исчезала напрочь. Ты сливался со всем этим - землей, травой, воздухом, деревьями и был безгранично счастлив! Ты словно растворялся во всем этом!

Это непередаваемое ощущение! Ты есть!

Хотя это сопереживание приходит не всегда. Утеряна связь и только немногое, новообретенное, связывает нас с настоящим миром планеты, и дающее нам возможность хоть иногда  понять и почувствовать её древнюю и чудесную силу.

Информация, полученная мною из книг и в разговорах со знающими, тоже сыграла немаловажную роль во всем этом.  Чистое знание не даёт ничего! И только последовательный, личный, практический жизненный опыт, в купе с обретенным знанием, даёт нам силу с радостью и пониманием осозновать великолепие окружающего и пребывания в нём. Интуиция и опыт. Свяжем это вместе - получим мир. Что в конце концов и происходит у ищущего.

Если мы заглянем в другие, не менее интересные источники этого плана, т.е. в книги других продвинутых о сущем, мы увидим некую схожесть действий и способов осуществления задуманного.  Разность мыслеформ, образов, движений... а по существу всё об одном и том же - попытке понять самих себя в этом прекрасном и живом мире.

 

Продолжение следует…