Как мы не пошли на Тарханкут

    

    Долго я не писала про Евпаторию. Много некалендарного времени прошло. Оно, как известно, захватывает в такие водовороты, что для них нет мерочек всемирных поясов. И вот выныриваешь из воды и понимаешь, что хлебнул воздуха и яркого света. Да, Евпатория – маленький город. В нём, как и в любом другом месте, наполненном людьми, можно почувствовать себя одиноким или чуждым. Но не это я помню сейчас, вынырнув. Я помню моего друга, который живёт в Евпатории и бесконечно раздражает меня тем, кто он есть. А он есть я, и в намного  большей степени, чем это можно просто описать: раздражает то, что есть в тебе самом…

 

 

 

     Когда живёшь – не пишешь (никогда не перестану ставить букву «ё»! Здесь её никто не запретит). Но, замирая от полноты, чувствуешь, что благодарность эту просто не вместить в себя – она целиком захватывает, лучится, и всё, что было прожито тогда, бесконечно ценно, переливается как в старом калейдоскопе осколки в узоре. Это просто осколки, они ранят мелко ссорами, препирательствами, сами лезут под ноготь. На них досада, скручивает внутри от того, что не высказать, не показать себя так полно. Вот он момент – не тогда, когда надо, а тогда, когда захочешь дышать всей грудью.

 

      В ту поездку купила несколько плошек на площади какой-то, где сувениры в старом городе. Евпаторийские плошки… Только они мне стали теми сувенирами, который хочется трогать и трогать, смотреть на них, водить пальцем по узору… И только первую из них не подарила никому, помню, соврала что-то лучшей подруге… ))) Расскажу ей через пару лет – посмеётся. А Олег посмеётся раньше, когда прочтёт.

 

 

 

      Кручу эту плошку в руках, помню, как мы её и так, и эдак ставили на мостовой мощёной, на уступ толстого забора из ракушечника, да куда только не ставили. И фотографировали, и ссорились. Я ссорилась, потому что никак не собрать себя. Евпатория – это такая женщина, она намного мудрее меня, но при мысли об этом я не испытываю досады. Как тут испытаешь, когда она похожа и на раскопки, где слоями лежит история, и на какую-то современную газетку из регионов, где цветные иллюстрации и яркие – с учётом качества газетной бумаги – заголовки, рекламки. Завернёшь за угол – попадёшь к евреям. Повернёшь дальше – к мусульманам. Или куда-то ещё древнее – к суфиям, они там всё равно в своём храме медитируют, хоть и не видно их через века. Вернёшься обратно – видишь караимский двор за решётками. «Свадебный двор» - это так я про себя его прозвала. Ярко белый двор с виноградом, напомнил мне родное Закарпатье. Такой, думала, должна быть моя свадьба в какой-то жизни. В той жизни, которая естественно ведёт к этой свадьбе – сияющей, яркой, белой, южной, виноградной.

 

 

       Попутав все дороги к морю, выхожу к морю. Оно, когда тепло, искрится как жизнь. Туда и ныряю в любую погоду, не стесняясь своей жажды. Оказывается, в Евпатории это нормально – купаться в любую погоду, если ты лечишься. Бог знает, от чего лечишься. Но даже если ты на коляске передвигаешься по набережной, всё равно, само собой разумеется, что Бог знает, от чего ты на самом деле лечишься. Сразу видно, что смотрят на тебя не странно, а скользящим спокойным взглядом. Здесь ты в свое тарелке. На побережье всегда тихо, даже если шторм. Правильно, на Евпаторийском побережье должно быть тихо – это же древний город, он все свои настроения показывает сквозь вуаль, как музей или санаторий. И греки здесь просто жили как люди.

 

 

      Долгое время верчу эту плошку, помню, как досадовала, что Евпатория похожа на те места, где я бывала, где мне понравилось быть и жить. И вся она – это не они, я не дома, а в калейдоскопе. Хочешь – купи вкусный чебурек и просто отдыхай в настоящем. Хочешь – покопайся в себе, поброди по старому городу. Хочешь – езжай в спальный район, на рынок, всё похоже на то, где раньше была, но не оно. И не должно им быть. Каждое новое – это новое и нечего тут свои формочки накладывать. Не жмёт, не давит, не восхищает чрезмерно, не огорчает. Хочешь – будет сине-голубое, в чайках, хочешь – шершавое бежевое, хочешь – зелёное. Хочешь – люди, а хочешь – вино.

 

 

     Не жалею, что спорили, не жалею, что не было общих слов, не жалею, что как инопланетяне. Не жалею, что жила в этом городе, а не отдыхала как полагается. Осколки есть осколки, но радостно не скрывать, кто ты есть, будто с родственником. Радостно смотреть на людей и помнить, что видела их грусть, улыбки. Вот это я вспоминаю и это дорого, это правда как фотографии в рамках: они не для показа, а чтобы смотреть на них и улыбаться тихо и спокойно. Ведь я точно знаю, самое главное – это люди, с которыми нам повезло быть в этой жизни. Для таких людей может не быть названия, мозг не осилит, и слава Богу что-то есть умнее меня… И если повезло, то они с нами: чтобы напомнить нам, кто мы есть, чтобы мы могли их радовать, чтобы нечего было скрывать – ни черта в себе, ни прекрасную Евпаторию.

Г. А.

 

 

      P.S. Поход «Окоёмы Тарханкута» в сентябре 2013 года не состоялся по причине штормового предупреждения.  Действительно, кто был в  сентябре тринадцатого года в Крыму, помнит резкое понижение температур и сильнейшие грозовые ветры запада. Поэтому было принято решение об отмене похода. Но кое-кто, все-таки, приехал… )))

 

Здесь можно увидеть  город  у  моря…